Республике Корея

В рамках программы культурного обмена между МГХПУ им. С.Г.Строганова и Сеульским гуманитарным университетом нам посчастливилось провести десять незабываемых дней в Республике Корея. О том, что поразило, удивило и запомнилось, эти заметки.

В наше время быстрых перелетов первые впечатления о стране получаешь в аэропорту. И обычно эти впечатления не обманывают. Если театр начинается с вешалки, то лицо города надо рассматривать с аэровокзала. У Сеула «с лицом» все в полном порядке — современное здание, сверкающее чистотой, с движущимися дорожками для пассажиров, четко работающими автоматизированными службами. Сразу создается впечатление, что вы приехали в страну, активно спешащую в XXI век.

Южная Корея — типичный пример восточного экономического чуда — сумела выйти на передовые мировые рубежи в электронной, автомобильной и многих других областях промышленности. Ее деловые связи с Россией расширяются год от года. И наша поездка стала возможной благодаря активной деятельности Ассоциации научного, делового и культурного сотрудничества с Республикой Корея. Ее возглавляет доктор Ли, о котором стоит сказать особо.

Один из крупнейших промышленников Южной Кореи, он много сил и средств вкладывает в развитие культуры и образования, является спонсором гуманитарных международных программ, в том числе и по связям со Строгановкой. Его фирма, аналогичная нашему Газпрому, как принимающая сторона сделала все для того, чтобы мы могли ознакомиться с культурными традициями, достопримечательностями, с постановкой художественного образования.  Заказать авиабилеты в Корею можно онлайн на сайте Отели-Билеты.

А посмотреть было что. Корея страна древней и своеобразной культуры, ее история измеряется пятью тысячелетиями. За это время сменились разные царства и правители, не раз приходили иностранные завоеватели, но искусство не теряло своеобразия. Историческая судьба страны в значительной мере была определена ее географическим положением: Корейский полуостров всегда был связующим звеном между Азиатским материком и тихоокеанскими островами. Сегодня эта связь обрела новое лицо в мощной авиационной компании Азиана, которая связывает Сеул с десятками городов, стран, расположенных в бассейне Тихого океана. Отсюда в Сеул импортируется дешевая рабочая сила для самой трудной и непрестижной работы.

Корея как бы зажата между двумя крупнейшими странами — Японией и Китаем. И если в прошлые века довольно сильным было влияние Китая, то в XX веке его сменили США. Доля японского и американского капитала в корейской экономике очень велика. Однако передача культурных влияний шла не только между Западом и Востоком, но и между Севером и Югом. Оказавшись в центре своеобразного круговращения идей и знаний, Корея вбирала в себя много традиций, которые перерабатывались культурой и искусством. Может быть, это обстоятельство подготовило ту исключительную восприимчивость, которая есть сегодня к западноевропейскому искусству, музыке, американскому дизайну.

Особый интерес корейцев обращен к европейской и русской классической музыке, балету. Нам посчастливилось побывать в новом культурном центре Сеула на заключительном концерте Международного фестиваля симфонических оркестров. Чести завершать его был удостоен оркестр Украинского радио и телевидения, с ним выступали корейские оперные и камерные певцы, музыканты. Программа состояла из наиболее известных произведений, арий из опер Верди, Чайковского, симфонических шлягеров. Зал восторженно воспринимал музыку, реагировал горячо, чувствовалось, что в Сеуле слушатели знают, любят и ценят классику так же, как в Москве или Вене.

Кажется, у корейцев нет особой зацикленности на «засилии западных образцов”, обеспокоенности тем, что «гибнет национальная культура». На наши вопросы по этому поводу они отвечали спокойно, даже с чувством некоторой гордости: «Корея страна динамичной экономики, и иностранное влияние естественно».

Надо отдать должное этой невозмутимой уверенности как показателю собственной силы и устойчивости, и главная причина такой уверенности в том, что в Корее культура не погибает. Строятся прекрасные здания для старых музеев, открываются новые выставочные и концертные залы, оборудованные по последнему слову техники, идет реставрация древнего искусства. В эстетическом воспитании сделана ставка на молодежь, здесь нет пустующих музеев. Везде, где мы побывали, было много школьников разных возрастов, родителей с детьми.

Даже место расположения новых музеев выбирается с учетом уже сложившихся зон активного отдыха. Например, Музей со-временного искусства располагается недалеко от «Сеуллэнда» — парка отдыха и развлечений. Непременным атрибутом весеннего Сеула служат новобрачные, которые любят фотографироваться на фоне старинных императорских дворцов, цветущих садов или роскошных отелей. Нельзя сказать, что в Сеуле много зелени, но немногочисленные парки, скверы содержатся в образцовом порядке, благоухают ароматом цветов, трав и радуют глаз многокрасочностью листвы.

Архитектурное лицо столицы трудно определить. Центр застроен зданиями банков и финансовых корпораций, прекрасных отелей — какие есть в Нью-Йорке или Бонне, окраины абсолютно такие же, как в Москве — монотонные спальные районы. Дома национальной архитектуры отступают под напором экскаваторов. Строят здесь очень быстро. Зато старинной архитектурой можно насладиться в фольклорном парке, куда свезены дома со всех концов страны. В отличие от наших музеев деревянного зодчества, где экспонаты не обжиты, здесь можно гулять, есть концертные площадки для народных коллективов и множество всяких лоточков, где торгуют сувенирами, национальными лакомствами.

Тяга корейцев к познанию своей истории и культуры огромна. Это видно по количеству и качеству экспозиций, рассказывающих о древних поселениях, обычаях, укладе жизни. И всегда в таких залах есть кроме экскурсий одиночные посетители, пришедшие с детьми или семьями.

Корея производит впечатление молодой страны еще и потому, что всюду видишь молодые лица — школьников, подростков, гуляющих по вечернему Сеулу (кстати, все магазины работают до 9 часов вечера), в многочисленных кафе, в музеях — на школьных экскурсиях и даже на пикетах и демонстрациях около официальных зданий. Молодые люди активны, бурно выражают свои эмоции. Студенческие выступления не редкость, и носят они не экономический, а политический характер. Главным образом студенты клеймят коррупцию высшей власти, в частности, выражают недовольство мягкими действиями суда по делу бывшего президента. Те корейские студенты, которые учились в Москве, несколько недоумевали, почему московская молодежь такая инертная и апатичная.

Художественный факультет Сеульского гуманитарного университета по профилю обучения близок Строгановке. Здесь те же отделения: керамики, скульптуры, тканей, промышленного дизайна, графики. Обучение платное — около 6 тысяч долларов в год (надо учесть, что средняя заработная плата рабочего или служащего 2-4 тысячи в месяц). Может быть, поэтому мастерские и аудитории хорошо оборудованы, факультет имеет несколько зданий. Но в обучении профессиональным навыкам, академическим основам рисования наша школа значительно лучше. Это понимают и студенты, и педагоги. После окончания учебы многие продолжают совершенствовать свое мастерство. Сейчас модно это делать в Германии, Англии или в США.

Глубоко и серьезно решаются проблемы внедрения промышленного дизайна. С этой целью два года назад в Сеуле был открыт Центр дизайна, где совершенствуют свои знания и умения 70 аспирантов, направленных соответствующими отделами крупных промышленных корпораций. Центр является государственным предприятием, но за обучение еще приходится доплачивать около трех тысяч долларов в год. Желающих учиться достаточно, есть большой конкурс.

Любопытно, что в постановке всей учебной работы активно используется опыт Баухауса, и не только по архивным материалам, но и привлечением педагогов из разных учебных центров Европы. Второй год обучения аспирантов обычно проходит в Англии или Германии. Может быть, в таком внимании государства к промышленной эстетике и есть одна из причин конкурентоспособности южнокорейских товаров на мировом рынке.

Сохранение национальных традиций в культуре и искусстве многие студенты и преподаватели тесно связывают с буддистской религией. Буддизм играет немаловажную роль в духовной истории Кореи, начиная с VII века. Именно он помог сформироваться особому художественному сознанию народа. Если в западно-европейском искусстве мерой всех вещей стал человек, то в искусстве стран Дальнего Востока таким мерилом стала природа.

Мир, наполненный грозными проявлениями стихий — наводнениями, засухами, — закономерно стал предметом особого поклонения и осмысления. Человек чувствовал себя песчинкой по отношению к огромному космосу, вся его жизнь соизмерялась с природой, а общение с ней легло в основу искусства и своеобразной эстетики. Особенно хорошо это видно на примере пейзажной живописи, которая удерживала свое лидирующее положение в искусстве на протяжении многих веков.

Чрезвычайной выразительностью и силой отличается древняя корейская скульптура, которую можно видеть во многих музеях, монастырях, дворцовых комплексах. Вероятно, генетически корейцы одарены чувством пластики. Современной скульптуры в Сеуле много, это небольшие композиции, стоящие в маленьких двориках или у входа в офисы. По характеру она разная — стилизованная под древность, модернистская, а в огромном вестибюле отеля Хилтон красуется работа самого Генри Мура.

Символически облик вселенной для средневекового человека был наполнен милосердными и карающими божествами. Жизнь живых казалась зависимой от счастливого пребывания в ином мире умерших предков. Поэтому так торжественны и величественны выложенные из огромных плит усыпальницы правителей и вельмож в древней столице Кореи городе Кенджу. Сегодня гробницы — холмы, покрытые зеленой травой, — превращены в прекрасные музеи с обширными залами, где можно ознакомиться с уникальными ювелирными изделиями, керамикой, настенными росписями, скульптурой, погребальной утварью.

Но нигде так ярко не воплотился восточный идеал красоты, душевного равновесия, милосердия и мудрости, как в архитектурных комплексах буддистских монастырей. Монастырь Пульгукса близ Кенджу, пост-роенный в 751 году, служит образцом архитектуры, которая тонко учитывала рельеф местности, где умело используются живые природные формы, особенности горного ландшафта, излучины и островки реки. Все эти качества еще более усложнились и достигли совершенства в дворцовых ансамблях XIV века, построенных в период укрепления государства, когда было покончено почти со столетним господством монголов на территории Кореи и столицей стал новый город, позднее названный Сеулом.

Знаменитые дворцовые комплексы Чхандоккун и Кёнбоккун, по сути, маленькие, обособленные города, зажатые современной застройкой Сеула. Выстроенные по образцу китайских дворцовых ансамблей, они включают павильоны для торжественных церемоний, сады с редкими растениями и деревьями, озера с островами, скалами и водопадами. Дворец воплощает целый мир, сочетание архитектуры и природы в этих сооружениях доведено до совершенства.

Конечно, буддистские традиции на исходе XX века отличаются от века восьмого, но сейчас это учение обретает как бы второе дыхание. Оно стало модным в элитарной артистической среде Америки и Европы. Буддисты стараются ответить на всплеск популярности, используя всевозможные формы. Например, в Сеуле известен ресторан, который содержит буддистский монах с 18-летним стажем и где помимо традиционной кухни вас «угостят» концертным представлением — национальными песнями, танцами под звуки народных инструментов.

Рассказ о сегодняшней Корее был бы неполным без касания большой темы — разъединения страны после второй мировой войны на два государства. После объединения Вьетнама, падения Берлинской стены, обретения Гонконга Китаем все понимают, что воссоединение двух государств Корейского полуострова — дело ближайшего будущего. Ясно также, на чьей стороне убедительная сила кто добился экономического процветания. На станциях Сеульского метро можно видеть плакаты: мать с ребенком на руках обращается с просьбой помочь детям Северной Кореи.

И богатая Корея помогает северным братьям, умело пропагандируя свои достижения, свой образ жизни. Даже совместная американо-корейская военная база в Панмуньоме превращена в музей послевоенной истории Кореи. Ее охотно посещают туристы, а также американские президенты, лидеры крупнейших европейских держав. А туристы увозят отсюда различные сувениры, надеясь, что в скором времени 38-я параллель, разъединяющая две Кореи с 1953 года, перестанет быть символом трагического разобщения одного народа.

С этим народом России жить в дружбе и мире долгие века.