СкуолаТранде-ди-Сан-Рокко

СКУОЛА-ГРАНДЕ-ДИ-САН-РОККО

Можно поклясться, что краска еще не высохла на 50 сюжетных композициях Тинторетто, написанных между 1575 и 1587 гг. для Скуола-Гранде-ли-Сан-Рокко. Каждый венецианский художник, переживший мрачные дни «черной смерти», хотел получить заказ на роспись этого здания, посвященного святому покровителю больных чумой, так что Тинторетто слегка смошенничал: вместо того, чтобы исполнять эскизы, как это сделал его соперник Паоло Веронезе, Тинторетто написал великолепное тондо (панель для потолка) и посвятил его святому, понимая, что от такого подарка отказаться не смогут, а другие художники не напишут остальные части в точном соответствии с этой композицией.

Архитектура

Уделите немного времени архитектуре, прежде отправиться к художественным шедеврам Тинторетто, после которых уже вряд ли останутся силы на восприятие других вещей. Высокий, прото-барочный фасад Скрапаньи-но в самом лучшем виде представляет братство святого Роха (или Сан-Рокко).

К прискорбию для архитекторов этого тщательно скомпонованного классического здания их произведение упорно игнорировали на протяжении нескольких веков, даже до того, как строительство было завершено. Бартоломео Бон начал работу над возведением Скуола-Гранде-ди-Сан-Рокко в 1517 г., и до 1588 года по крайней мере три других архитектора приглашались для продолжения работы. Фасад выразительно декорирован архитектурными средствами: инкрустированный, с прожилками, мрамор обрамляет окна и двери, фигуры склоняются с вершины капителей, приветствуя входящих, а цветочные гирлянды, обвивающие столбы, знаменуют торжество жизни после чумы. Но когда на стенах Скуолы в 1575 г. появился цикл фресок Тинторетто, внутри словно фейерверк вспыхнул, и стало совсем не так важно, как выглядит здание снаружи.

Зал Собраний

Внизу находится Зал Собраний, в котором вы увидите целую серию произведений кисти венецианских художников высшего уровня, в том числе — Тициана, Джорджоне Хьеполо. Но Тинторетто привлекает основное внимание историей Девы Марии, которая начинается на левой стене сценой «Благовещения» и заканчивается на противоположной стене «Вознесением Богоматери»; это темная работа с атмосферой катастрофы, если сравнивать ее с сияющей версией сюжета в И-Фрари работы Тициана. Концерты грегорианского пения часто проходят в этом зале (поинтересуйтесь расписанием в приемной), и вы можете уловить их эхо в запоминающейся и волнующей живописи Тинторетто.

Зал Гранде-Суперьоре

Поднимитесь по величественной лестнице Скар-паньино в Зал Гранде-Суперьоре, где можно испытать инстинктивное желание пригнуться под давлением ветхозаветных сцен на потолке, вы почти услышите шорох ангельских крыльев над головой, увидев, как ангел устремляется вниз, чтобы накормить ослабевшего Илию. Захватите с собой зеркало для осмотра, чтобы не повредить шею, разглядывая драматические, исполненные героизма жесты персонажей на панелях потолка. Милость свыше — повторяющаяся тема росписи: спасение Даниила ангелами, чудесное падение манны небесной в пустыне, пророк Елисей раздает хлеб голодным.

Написанные Тинторетто новозаветные сцены на стенах читаются как современный роман в цвете: зловещий свет молний, поражающих персонажей на фоне марева «черной смерти». Сцены из жизни Христа расположены не в хронологическом порядке: Рождество и Крещение следуют за Воскресением. Драматизм усиливается по мере того, как второстепенные персонажи исчезают во мгле исключительно темных холстов, и только в рентгеновских лучах удается разглядеть черные тени в центре «Христа в Гефсиманском саду» — живопись напоминает дом, обреченный на заражение чумой, единственный источник света находится вдали, у горизонта.

Когда Тинторетто писал эти сцены, Венеция выглядела весьма мрачно: чума только что унесла великого венецианского колориста — Тициан умер в 1576 г.. Причина бубонной чумы и способы лечения от нее были открыты лишь столетия спустя. Сосредоточив всю мощь своего таланта на динамике линий, а не на палитре, как это делал Тициана, Тинторетто создал поразительно современную притчу об эпидемии, способную волновать и столетия спустя. Скульптурный деревянный портрет художника с его рабочими кистями был исполнен Франческо Пьянта в XVII в., недавно он был отреставрирован и установлен непосредственно под замечательными новозаветными сценами Тинторетто

Зал Альберго

Новозаветный цикл заканчивается «Распятием» в Зале Альберго, где все невольно поднимают глаза к потолку. Там находится шедевр Тинторетто, «Святой Рох в славе», в окружении аллегорий четырех времен годы и спасительных добродетелей: Благословения, Щедрости, Веры и Надежды.

МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ УСИЛИЯ В БОРЬБЕ С ЧУМОЙ

Когда «черная смерть» опустошала остальную Европу, Венеция предприняла усилия в борьбе с чумой, объединявших представителей разных вероисповеданий. Город посвятил церковь и «скуолу» (здание религиозного братства) святому Роху; многие венецианцы молились здесь об избавлении от болезни, в то время как иудейские и мусульманские врачи консультировали христиан по поводу мер предосторожности. Венеция впервые в мире ввела карантин — 40-дневный период ожидания для приходящих кораблей в Ладзаретто. Благодаря передовому мышлению венецианцев на свет явились художественные шедевры, даровавшие утешение пострадавшим и претерпевшим лишения и продолжающие делать это по сей день. Венецианцы установили стандарты общественного здравоохранения, которые в последующие века спасли огромное число жизней

В1315 г. двадцатилетний святой Рох (Сан-Рокко) отправился в скитания по югу Франции и северу Италии, помогая жертвам чумы. Несмотря на частый контакт с зараженными, он чудесным образом выживал и продолжал свои гуманные труды, пока смерть не настигла его в возрасте 32 лет. Тело святого перенесли в Венецию в 1485 г. как талисман, предохраняющий от эпидемии чумы.

Найдите выгодные Авиабилеты в Венецию Онлайн и забронируйте Отели в Венецию