Чжоу Дагуань в Камбодже

Китайский посол Чжоу Дагуань посетил Ангкор в 1296 г. и подробно записал свои впечатления. Он пишет: «Обнесенный стеной город Ангкор достигает в окружности примерно 16 ли (8 км). За стенами тянется огромный ров; массивные насыпные дороги позволяют попасть в город. Королевский дворец, а также государственные здания и дома знати ориентированы к востоку».

Далее он продолжает; «Я слышал, что внутри дворца много прекрасных мест, однако все охраняется настолько сурово, что у меня не было ни единого шанса увидеть их. За стенами дворца возвышается золотая башня, на вершину которой монарх восходит ежегодно». Дома же простых граждан крыты соломой, чтобы «никто даже не посмел соперничать со знатью».

Чжоу был восхищен императором Индраварманом III (1296-1308), с которым встречался пять раз. Вот как он вспоминает об этих встречах; «Во главе монаршего эскорта шествуют военные; за ними несут знамена, флаги и идут музыканты. Группа жен-шин в цветастых одеждах и с цветами в волосах несет свечи. Свечи зажигаются даже при дневном свете.

Мы в долгу перед Чжоу Лагуанем за его великолепные описания Ангкора

Затем следует другая группа женщин, которые несут атрибуты власти монарха, сделанные из серебра и золота. Министры и принцы восседают на слонах, издалека можно увидеть бесчисленное количество алых зонтов. Далее следуют королевские жены и наложницы в паланкинах, колясках, верхом на лошадях и слонах. А за ними появляется король – он стоит на слоне и держит в руках священный меч. Бивни слона украшены золотом».

Ангкор был государством с очень четкой классовой системой. В основании этой системы были рабы, обеспечивавшие строительство зданий и ирригационных сооружений. Этим людям не позволялось спать в доме, можно было лежать под строениями. Войдя в дом, они должны были упасть ниц, прежде чем приступить к работе. У рабов не было никаких гражданских прав, их браки не признавались государством, своих владельцев они обязаны были звать «отец» и «мать». Рабы часто пытались сбежать; когда их ловили, им делали татуировки, наносили увечья и заковывали в кандалы.

Над рабами стоял ряд промежуточных классов, которые были свободны, но не причислялись к знати. Сюда входили частные рабовладельцы, землевладельцы и купцы. Чжоу добавляет: «В этой стране торговлей занимаются женщины… Каждый день рынки начинают работу в 6 утра и закрываются к полудню. Здесь нет магазинов, где люди еще бы и жили. Вместо этого торговцы расстилают на земле куски циновки. У каждого торговца есть его специальное место, и, я думаю, за это взимается некоторая плата».

Чжоу упоминает о трех религиозных традициях в Ангкоре. Это брахманизм, буддизм и шайвизм. О буддийских монахах он пишет: «Они обривают свои головы и носят желтые одежды, оставляя открытым правое плечо. Нижнюю часть их тел прикрывают желтые юбки. Они не носят обуви». Это древнее описание монахов прекрасно применимо и к современности.

Читайте также: