Дневник путешествия на Дикий Запад США. Понедельник, 25.10.2010

Филадельфия -Тель Авив, 9240 км Утреннюю зарю мы наблюдали в иллюминатор самолета. Мягко сев в Филадельфии, мы быстро прошли на выход, куда нас прибыл встретить старый друг Лева Фурман. Лева усадил нас в свой автомобиль, и мы покатили к нему домой в зеленый пригород Филадельфии. Там нас уже ждала Марина, Левина жена. Роскошно позавтракав и проверив электронную почту, мы снова сели в машину и поехали в центр города. Проехав мимо исторического здания, в котором была подписана американская Декларация независимости, мы остановились у набережной реки Делавар (Delaware River). Лева с гордостью подвел нас к стоящему на причале крейсеру времен первой мировой войны и признался, что с детства унаследовал от своего отца-моряка нежную любовь к кораблям.

Дневник путешествия на Дикий Запад США. Понедельник, 25.10.2010

А Шломо подумал, что этот похожий на «Аврору» крейсер может вполне мог бы послужить президенту Обаме и иже с ним для достижения тех же целей, которые преследовали большевики в 1917. Пройдясь по набережной, мы снова сели в машину, и Лева повез нас в знаменитый парк Valley Forge, где во время войны за независимость Джордж Вашингтон зимовал вместе со всем своим воинством. Тому остались многочисленные, бережно хранимые свидетельства: командный пункт, хижины, где размещались солдаты, и т.д. Но нас больше привлекла роскошь осенней листвы, создавшей своим разноцветьем ощущение настоящего праздника. Ну и, конечно, вездесущие олени, которых здесь было, пожалуй, не меньше, чем людей.

Погуляв по парку, мы вернулись домой к Леве, где немного отдохнули, поболтали, хорошо покушали, и Лева повез нас обратно в аэропорт, и там мы с ним, с сожалением в душе, расстались. При сдаче багажа мы не проявили достаточной бдительности, за что пришлось расплачиваться: мы не заметили стоящей у стойки регистрации метлы, и злобная ведьма заставила нас заплатить штраф за лишний вес в чемодане Шломо, хотя в чемодане Тиквы был явный недовес. Но это был наш последний опыт на ниве американского надувательства, через 10 часов полета нас с радостными объятиями встречало надувательство свое, израильское, к которому мы уже давно привыкли и сидим тихо, и лишь иногда покидаем пределы своей маленькой страны, чтобы лишний раз убедиться: ЭЙН КМО БААРЕЦ!

Читайте также: